Резная православная икона


Икона.
« Икона суть видимое невидимого и не имеющего образа, но телесно изображаемого ради слабости понимания нашего». Св. Иоанн Дамаскин.

В переводе с греческого икона означает образ, изображение. Впервые изображения Спасителя, Богородицы и Святых появились ещё в 1-ом веке н.э. на стенах катакомб в период гонения церкви. Тематика росписей кроме аллегорически – символических изображений (якорь, рыба, агнец), имеет целый ряд изображений Ветхого и Нового Заветов и показывает, что она совершенно соответствует библейским текстам. Основным принципом иконописания является образное выражение учения Церкви через изображение конкретных событий Священной Истории и указание на их внутреннее значение.
Когда воцарился первый христианский император Константин Великий, церковь, освободившаяся от притеснений, выйдя на свободу, поразила весь мир великолепием своих храмов, искусно украшенных дорогой мозаикой, неповторимыми росписями и иконами.
Церковь, как «столп и утверждение истины» требует только одного - истины в Духе Святом. Смысл иконы и её ценность заключаются не в её вещественной красоте, но в той духовной красоте Первообраза, которая есть Богоподобие. В иконописи церковь выражает догмат Преображения. Откровение этой грядущей преображённой телесности явлено нам в Преображении Господнем на Фаворе. «И преобразился перед ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет» (Мф. 17: 2), то есть преобразилось всё тело Господа. « Что же касается характера Преображения - говорят отцы седьмого Вселенского Собора, ссылаясь на Св. Афанасия Великого, - то оно совершилось не так, чтобы Слово сложило с Себя человеческий образ, но скорее через одно озарение последнего Своею славою». Таким образом, в Преображении « на Фаворе не только Божество является человеком, но и человечество является в божественной славе». Причастником этой божественной славы и становится человек, стяжавший благодать Святого Духа. Иначе сказать, соединяясь с Божеством он озаряется Его нетварным светом, являя собой подобие просветлённого тела Христова.
Но для того, чтобы понять Язык Бога, необходимо преодолеть ряд препятствий, затрудняющих современному человеку проникновение в духовную сущность православного образа. Некоторые люди воспринимают икону как талисман, оберегающий их от многих бед и болезней. Это заблуждение! Нужно помнить, что важна лишь вера человека, обращающегося к Богу и Святым Его.
Итак, изображая на иконе Ипостась воплощённого Бога Слова, она свидетельствует о непреложности и полноте Его воплощения, с другой стороны, мы исповедуем этой иконой, что изображённый на ней «Сын Человеческий» есть истинный Бог. Будучи организмом божественным и человеческим, так же как и Богочеловек Иисус Христос, Церковь нераздельно и неслиянно сочетает в себе две реальности: историческую, земную и реальность всеосвящающей благодати Духа святого. Смысл Церковного искусства, и в частности иконы, заключается именно в том, что она наглядно свидетельствует об этих двух реальностях – реальности Бога и мира, благодати и природы. Икона реалистична в двух смыслах. Священное Писание также передаёт исторический факт, событие Священной Истории или историческое лицо, изображённое в его реальном, телесном облике. Через икону, так же как через Библию, мы не только узнаём о Боге, но и познаём самого Бога.
Икона – воплощение молитвы иконописца и ответ на молитву верующего.
« Икона – это воплощённая молитва. Она создаётся в молитве и ради молитвы, движущей силой которой является любовь к Богу, стремление к Нему как совершенной Красоте» (Архимандрит Зенон)

Христианство есть откровение не только Слова Божия, но и Образа Божия, в котором явлено Его подобие. Как продолжает существовать учение о цели христианской жизни – обожение человека, так продолжает существовать и живёт в богослужении Православной церкви догматическое учение об иконе, благодаря которому сохраняется и подлинное к ней отношение.
На Седьмом Вселенском Соборе был установлен догмат о почитании икон. В этом догмате прописано о том, что следует изображать Господа, Божию Матерь и Святых:…..ибо, чем чаще через изображение на иконах они бывают видимы, тем более взирающие на них побуждаются к воспоминанию о самих первообразах и любви к ним и к тому, чтобы чествовать их лобзанием и почтительным поклонением.
Существуют каноны, по которым иконы пишутся. А поэтому, икона является не просто авторской работой, а опытом всей Церкви и никогда не подписывается.
История повествует нам, что икона всегда сопутствовала людям на протяжении всей их жизни: от крещения до самой смерти.
Икона всегда была дорогой вещью не только в духовном, но и в материальном смысле. Ведь люди старались принести Богу самое лучшее. И если это была икона, она была щедро украшена, ибо так человек приносил посильную жертву Богу.
«Икона является указанием на самую высшую небесную красоту, которая не может быть адекватно передана через линии и краски, но присутствует и звучит в символах, как гимн в нотных знаках, как иероглифах, похожих на кружевную вязь, таится предание о неведомых миру сокровищах». ( Архимандрит Рафаил)




Смысл и назначение православной иконы
Давайте поговорим о смысле и глубинах православной канонической иконы.
Чему икона нас учит и чего не стоит искать в православной иконе?
Икона – божественное изображение лица или событий православия. Иконы не пишутся с натуры. Отсюда вытекает, что иконописец намеренно изображает человека в преображённом состоянии, одухотворённым. И как следствие – мировоззрение иконописца является мировоззрением всей церкви. Поэтому икона является посредником между осязаемой действительностью и духовным миром. В ней всё символично: и изображение пространства, и отсутствие физических источников света, и единовременность происходящих событий - то, что не характерно для картины.
Мы не можем просто получать эстетическое наслаждение от иконы. Ведь икона призвана вызвать преображение человеческой души, доказательство существования духовного мира. В то время как картина отражает материальную сторону мира.
Взгляд Церкви на преображённого человека во Христе как раз и представлен на канонической иконе. Это образец для преображения молящегося человека. Вот почему на канонических иконах золотой фон неба и нет затемнённых мест. Темнота на иконе часто указывает на мрак и страх ада (вспомните икону Дионисия «Сошествие во ад»).
Таким образом, икона представляет собой средоточие смыслов и целей. Если молящийся человек не знает и не понимает этого, ему будет очень сложно оценить этот особенный художественный жанр. Каноническая икона заметно отличается от других произведений искусства своей схематичностью. Многие элементы передаются в условном виде, без тщательной прорисовки. На иконах люди изображены в одежде, которая покрывает всё тело и открытыми остаются только лицо и руки святых. В редких случаях открываются иные части тела. Это тоже несёт в себе богословский смысл. Напротив, обычная и западная живопись совсем не стесняется изображать обнажённых людей. Это и было запрещено на Шестом Вселенском Соборе ( 100-й канон).
Совершенно не реалистичными могут быть формы тела человека на иконе. Святой часто представлен в аскетическом виде, а складки одежды скрывают анатомические подробности. Всё это необходимо для того, чтобы молящийся человек мог концентрировать своё внимание на главном и не отвлекаться на второстепенное. Изображение гор на иконах – это символы духовного восхождения к личностному и Единому Богу. Поэтому горы - это своего рода стилизованные ступени, благодаря которым гора приобретает смысл лестницы.
Для икон характерна единовременность изображения : все события происходят сразу. Так например, на иконе «Успенской Божьей Матери» одновременно изображены апостолы, переносимые ангелами к смертному ложу Богородицы, и те же апостолы, уже стоящие вокруг ложа. Это говорит о том, что события Священной истории, происходившие в нашем реальном времени и пространстве, имеют другой образ в пространстве духовном. Событие, происшедшее двадцать веков назад, действенно и сейчас, оно вне пространственно – временных рамок, оно оказывает и сейчас такое же воздействие на главную цель Боговоплощения: спасение всех душ человеческих от вечной смерти.
Во все времена запрещалось изображать Бога – Отца. Абсолютная неизобразимость Божества провозглашена в Ветхом и подтверждена в Новом завете; во второй заповеди Декалог требует отказа от всяких изображений Бога ( Исх.20:4). Весь древний мир не мог отрешиться от представлений о Боге как о существе человекоподобном, звероподобном или, по крайней мере, обладающим формой, обликом. Пророк Моисей решительно отвергает эти антропоморфные представления – Бог невидим и не обладает изобразимой формой. Иначе Он был бы ограничен в пространстве и не обладал бы свойствами Абсолютного Существа – Вездесущием и Неограниченностью.
Этот ветхозаветный запрет провозглашён и для христиан: «Итак мы, Будучи родом Божиим, не должны думать, что Божество подобно золоту или серебру, или камню, получившему образ от искусства и вымысла человеческого» ( Деян. 17:29).
Стоглавый Собор, созванный в Москве в 15551 году, давая предписание иконописцам, так же определил в своем 43-м правиле принципиальную неизобразимость Божества. По словам преподобного Иоанна Дамаскина : «невозможно, чтобы был изображён безколичественный, и неописуемый, и невидимый Бог». Только после Боговоплощения этот запрет преодолевается и «неописуемое Божество описуется по человечеству». Вот почему изображать на иконах Богочеловека можно и нужно, а вот Бога – Отца нельзя и невозможно. Ведь Он не воплощался и НИКОГДА не являл Себя в человеческом обличии.
Взирающий на икону Бога – Отца человек подвергается сильному искушению возомнить, что Бог – Отец имеет облик и вот так, по человечески, выглядит, имея седые волосы, рост и одежду. Это уже граничит с богохульством и кощунством.
Ранняя церковь не знала иконы в её современном догматическом значении. Начало христианского искусства – катакомбная живопись – носит символический характер. Это чисто «знаковое» или, «сигнитивное» искусство. Причём её начало можно смело отнести ещё к временам апостольским: при раскопках в Помпее и Геркулануме были найдены стенные росписи на библейские сюжеты и изображения креста. Некоторые изображения, например, в Крипте Люцины и в усыпальнице Домитиллы – в катакомбах Рима, учёными исследователями древностей и самими протестантами были отнесены к первому столетию. На другом краю Римской империи – в Междуречье (катакомбы Доура – Европос) от начала второго века до нас дошли другие фрески катакомбных христиан ( в частности, с изображением Девы Марии). Христианский писатель 2-го и начала 3-го столетий Тертулиан ясно говорит об изображениях доброго Пастыря на чашах, употребляемых христианами. Так же и святой Климент Александрийский знаменитый наставник христианской школы в Александрии, советовал христианам употреблять на их печатях различные символы Христа: «для печати же мы должны пользоваться изображением голубя или рыбы, или корабля с надутыми парусами, или же лиры, или же корабельного якоря».
Но надо отметить, что это были не изображения Христа, святых или разных событий Священной истории, как на иконе, а выражение отдельных мыслей о Христе и Церкви, причем выражение, прежде всего сакраментального опыта крещения и Евхаристии, то есть той двуединой «мистерии», через которую даруется спасение. В связи с этим необходимо отметить, что большое распространение приобрёл «знак Христа» под видом рыбы, потому что в её греческом написании, состоящего из 5-ти букв, заключаются первые буквы пяти греческих слов, на русском языке означающих : Иисус Христос Божий Сын Спаситель. Она служила символом или образом Христа , крещающаго водою и дающаго Плоть Свою в снедь, то есть, была символом таинств крещения и причащения. Древнейшее из многих изображений сего рода находится в подземной римской усыпальнице Люцины в Риме и относится к концу 1-го или ко 2-ому веку; над рыбой поставлена корзина с хлебом, чем яснее выражается таинство причащения.
При этом искусство сигнитивного типа склонно изображать не столько Божество, сколько функцию Божества. Добрый Пастырь саркофагов и катакомб не только не образ, но и не символ Христа; Он зрительное ознаменование той мысли, что Спаситель спасает, что он пришёл нас спасти, что мы им спасены. Даниил во рву львином – тоже не « портрет» Даниила ( пусть и самый условный), а знак того, что Даниил спасён и мы спасены, как Даниил. «Искусство это в подлинном смысле слова вообще не может быть названо искусством. Оно не изображает и не выражает: оно ЗНАМЕНУЕТ».
В этом смысле икона Троицы не изображает Троицу, а являет истину о том, что Бог Троичен. В противоположность западному искусству (реалистичному) в восточной иконе сохранился этот символизм и знаковость.
Здесь же можно упомянуть и антропоморфизмы. Библия наполнена так называемыми антропоморфизмами, когда Бог описывается подобным человеку. Такие вещи нужно толковать только духовно: мышца Божия – символ Божьей силы, Его очи – всеведение. Св. Иоанн Кассиан Римлянин писал по этому поводу: «Если эти и подобные места Писания понимать буквально, в грубом чувственном значении, то выйдет, что Бог спит и пробуждается, сидит и ходит, обращается к кому то и отвращается от него, приближается и удаляется, - и члены телесные имеет, - голову, очи, руки, ноги. Как этого без крайнего святотатства нельзя буквально разуметь о Том, Кто, по свидетельству Писания же, невидим, неописуем, вездесущ : так без богохульства нельзя приписывать Ему и возмущение гневом и яростью».
Икона – это ЗНАК, УКАЗУЮЩИЙ НА НЕБО!



Библейский пост.
В дохристианское время посты существовали как у иудеев, так и у язычников ещё с древности. В то время посты не были связаны с воздержанием, от какого либо вида пищи, как это практикуют сейчас. Пост – это было строгое воздержание от пищи и воды в течение 12-24 часов. А в экстраординарных случаях пост мог длиться и трое суток. В Библии повествуется и о семидневных и сорокадневных постах. Причины для постов были разные: по случаю смерти близких людей, перед ответственными событиями, решение которых полностью зависело от Бога, при глубоком покаянии и смирении перед Богом. Постящийся человек как бы признавался перед Богом , что находится от Него в полной зависимости и готов от много отказаться, ради того, чтобы быть услышанным Богом в молитве. То есть пост означал свободную жертву верующего человека.
Библейская сущность поста описана в книге Пророка Исая в 58 главе. Иудеи имели повеление от Бога соблюдать посты, для того, чтобы иметь более тесное общение с Отцом Небесным. Но вот наступили времена, когда народ Израиля возроптал на Бога и стали они спрашивать: «….Почему мы постимся, а Ты не видишь?». Народ жаловался, что Бог не признавал их религиозные деяния, а Бог отвечал, что их посты не были искренними. Лицемерный пост приводил к спорам, раздорам, обману, не давая возможности для искренней молитвы Богу. Истинный пост содержал не просто внешнюю обрядность и сожаление; он включал раскаяние в грехах и последующее смирение, отделение от греха и притеснения других, разделение пищи с голодными, милосердные поступки в отношении нуждающихся.
« Вот пост, который Я избрал: Разреши оковы неправедности, развяжи узы ярма, и угнетённых отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо; Раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; Когда увидишь нагого, одень его, И от единокровного твоего не укрывайся. Тогда откроется, как заря, свет твой, И исцеление твоё скоро возрастёт, И правда твоя пойдёт пред тобой, И слава Господня будет сопровождать тебя. Тогда ты воззовёшь, и Господь услышит; Воззовёшь, и Он скажет: «Вот Я!» (Исая 58 :6-9).
Что говорит Библия об отношении Иисуса Христа к посту? Спаситель всецело признавал пост, и мы читаем в Евангелии от Матфея 4 гл., как после крещения, Иисус был ведён духом в пустыню, где он 40 дней и ночей ничего не ел и не пил. Но Христос был категорически против показного поста, о чём Он не однократно напоминал тем, которые были на тот период духовными лидерами народа.
В древнехристианских рукописях можно прочитать: « Посты же ваши да не будут с лицемерами, ибо они постятся во второй и пятый день недели. Вы же поститесь в четвёртый и шестой». Обоснований этому нигде нет, поэтому эти посты в среду и пятницу являются добровольным воздержанием в знак любви к Господу.
Позже, к концу 4-го столетия на Руси появилось предписание для церкви, в котором говорилось о соблюдении 4-х длинных постов и нескольких однодневных. В следующий раз мы поговорим с Вами о самом продолжительном и значимом для православных христиан Великом Посте, который соблюдается накануне светлого праздника Пасхи.




Иконы на рези
На Руси в 11-ом веке появилась традиция изготовления резных икон, пришедшая из Византии вместе с Православием.
«Иконы на рези» - так называлась техника, в которой резались иконы. А мастеров – резчиков звали – рез, деревщик, древодел. Резьба икон прижилась на Руси лучше, чем где бы то ни было, потому что резьба по дереву считалась «истинно славянской» традицией в прикладном искусстве.
Так появились кресты, именные образа, складни, нательные образки, мощевики. Для своих работ русские мастера использовали податливые для резца породы дерева – липу и кедр, иногда берёзу, ольху, осину.
Наибольшего расцвета резные иконы достигли при патриархе Никоне. Именно при его активном участии в Россию завозились новые мастера, а с ними их богатейший опыт и технические особенности работы по дереву. Образцы для резки брали из отечественных и зарубежных Библий, использовали прориси икон, подлинные писаные образа.
Прориси и переводы являются особым жанром графики, назначение которого заключается в сохранении и тиражировании контуров плоскостного изображения, чаще всего – иконы.
Традиционно церковь освящает работу мастеров. Мастерские по изготовлению икон собрали в себе всё таинство ваяния иконы. Здесь работают люди, которые всей своей душой видят и чувствуют всю глубину красоты Православной иконы. Они способны донести её людям и воочию показать в своих работах. И их работы в чём-то познание и откровение.
И не каждая прорись выбирается для изготовления иконы, а лишь та, образ которой также освящён церковью. Сейчас трудно сказать, с какого времени в практике русских иконописцев стали использовать иконные прориси. Но уже применительно к творчеству иконописцев круга Андрея Рублёва, можно говорить о широчайшем использовании прорисей – образцов в их среде.
Основные приёмы иконописи остаются незыблемыми до настоящего времени, и благодаря этому осуществляется воплощение высшего мистического предназначения иконы, которое достигается в осознанном следовании канону. А потому существуют свои требования к изображениям на крестах, иконах и других предметах, однако творения разных мастеров всё равно индивидуальны и неповторимы.
Церковная резьба по дереву является искусством, благословлённым отцами и патриархами церкви и считается богоугодным делом, призванным не только развивать вкус и приучать людей видеть красоту, но и нести свет и духовность. Мастеров, которые владеют сложным, но таким прекрасным искусством церковной резьбы, можно с полным правом назвать художниками по дереву, поскольку их творения прекрасны и одухотворенны. Это не ремесло и не промысел – это действительно уникальное искусство, освоить которое дано далеко не каждому.

"Икона суть видимое невидимого и не имеющего образа, но телесно изображаемого ради слабости понимания нашего" Св. Иоанн Дамаскин.